Можно ли запретить человеку быть русским?

Александр Солженицын
"Великопостное письмо" Патриарху Пимену
.

Святейший Владыко!

Камнем гробовым давит голову и разламывает грудь еще не домершим православным русским людям - то, о чем это письмо. Все знают, и уже было крикнуто вслух, и опять все молчат обреченно. И на камень еще надо камешек приложить, чтобы дальше не мочь молчать. Меня таким камешком придавило, когда в рождественскую ночь я услышал Ваше послание... 

Можно ли запретить человеку быть русским?

11 ноября 2014 года по итогам заседания XVIII Всемирного русского народного собора, посвященного теме «Единство истории, единство народа, единство России» была принята Декларация русской идентичности.

На основе программных тезисов настоящего документа, предлагается следующее определение русской идентичности: русский — это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа.

В данном определении есть два момента, вызывающих настороженность. Во-первых, возникает вопрос: «Что значит не иметь иных этнических предпочтений?» И кто определяет, имеет их данный конкретный гражданин или нет?  И второй вопрос связан с тезисом о  признании православного христианства основой национальной духовной культуры. С этим тоже можно согласиться, но почему данный тезис должен определять этническую принадлежность человека? Разве африканец, индус или японец не может признавать  православное христианство основой национальной духовной культуры России? И что же делать с культурным достоянием России, которое не находится в культурных рамках господствующей на сегодняшний день конфессии?

Первые же слова современной Конституции Российской Федерации напоминают о том, что в нашей стране в общественных отношениях участвует множество субъектов разных этно-культурных общностей: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, соединяя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов…»[1]

Причём многонациональность представлена не как проблема, а как позитивный фактор. Преамбула Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" гласит: «...признавая особую роль православия в истории России, в становлении и развитии ее духовности и культуры, уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России…»[2]

Испытывая некоторую озабоченность от того, что особая роль православия вышла за рамки церковных стен на уровень федерального законодательства, евангельские верующие утешали себя тем, что там всё-таки есть упоминание об уважении к христианству, более восьмидесяти процентов которого составляют неправославные христианские конфессии.

Впоследствии начался процесс клерикализации российского общества. Оказывая влияние на государственные институты, господствующая конфессия добилась открытого доступа в образовательные учреждения,  и военные части, практически приобрела монополию на легальную реабилитацию алко- и наркозависимых граждан. Практически во всех этих сферах вели и продолжают вести свою работу евангельские общины. Но после определения четырёх традиционных для России религий весь наш труд оказался вне закона. Евангельские общины, имеющие в своей стране более чем 200-летнюю историю, (ведь современные церкви являются преемниками духовного наследия исконно русских движений духовных христиан и молокан) оказались в положении «терпимых» религий. И хотя данный термин не звучит в современном религиоведении, по факту мы зачастую сталкиваемся с проявлениями победоносцевской интолерантности со стороны чиновников и служителей господствующей конфессии.

Какое развитие будут иметь предложенные собором тезисы? Мы, христиане склонны смотреть в будущее с оптимизмом. И, если я родился в России и всю жизнь являлся русским человеком, думаю, что не придёт время, когда по распоряжению местного батюшки меня перестанут считать таковым. Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин утверждает, что по этим вопросам обеспокоенность возникает не у религиозных организаций, а у неких сил, которые не хотят усиления православия. Возможно, если бы православие направляло свои усилия на проповедь Слова Божьего, а не посягало на монополизацию права определять этническую принадлежность человека, эти силы рады были бы поддерживать усиливающееся православие. Но читая преамбулу к статье В. Чаплина, написанную по следам прошедшего собора  «Россию создало православие», я обратил внимание на искажённую цитату: "каждый русский должен признавать православное христианство основой своей национальной культуры". Прошло всего несколько дней, а  вместо  определения «русский – это», звучит императив «русский должен». А вместо  «основой национальной духовной культуры», - «основой своей национальной культуры»

         Но разве можно из русской истории вырвать такие имена как Лефорт, Крузенштерн, Даль, Фаберже, Востоков. Граф Лефорт, кальвинист по вероисповеданию, проявил свой героизм в боях с турками и крымскими татарами, получая из Женевы много предложений перейти на службу другого государства, отказался от всех, так как его сердце принадлежало России.[3] Название его полка, позже названным Лефортовским, до наших дней сохраняется в географической номенклатуре нашей столицы (Лефортово). Трудно переоценить его заслуги перед страной в области международных отношений, развития военного флота Российской империи, а также – доблестный вклад адмирала Лефорта в Крымской войне. Несмотря на ранение и подорванное здоровье, Франц Яковлевич, проявлявший отвагу в боях с врагами Российской империи, был столь же смел и в обыденной жизни.[4]

Внук известного лютеранского священника Иоганна Краузе, Иван Фёдорович Крузенштерн, ставший адмиралом российского флота, преодолевая бюрократические препоны, снарядил кругосветную экспедицию, продлившуюся более трёх лет, неоценимо обогатившую российскую науку. Он стал учредителем Российского географического общества, работал на организацию экспедиций Васильева и Шишмарёва, Беллинсгаузена и Лазарева, Станюковича и Литке. Его дети также служили Российской Империи.

В лексиконе специалистов технической сферы часто можно услышать имя математика Эйлера: формулы Эйлера – Фурье; Эйлера – Маклорена; уравнение Эйлера – Лагранжа; постоянные числа преобразования Эйлера. Сын кальвинистского пастора Леонард Эйлер оставил потомкам наследие в виде научных трудов, изданных в 72 томах. Во многом благодаря его работам, Петербургская академия наук в начале 18 века стала «мировым центром математических исследований».[5]

Любой современный исследователь истории русского языка не может обойтись без изучения трудов Александра Христофоровича Востокова, филолога-слависта, убеждённого лютеранина и настоящего российского патриота. Такие его труды как «Словарь церковно-славянского языка» и «Грамматика церковно-славянского языка» стали драгоценными жемчужинами в русской науке.

На сегодняшний день, согласно тезисам по итогам заседания XVIII Всемирного русского народного собора, евангельские христиане, хоть и с трудом, но вписываются в рамки определённые для русского человека. Но тенденция, имеющаяся в настоящее время, вызывает обеспокоенность. В заключение хочу повторить, что мы, евангельские христиане с оптимизмом смотрим в будущее и надеемся, что не настанет такого времени, когда у русского человека будет отнято право именовать себя таковым.  И лютеранин В.Даль – создатель самого известного толкового словаря живого великорусского языка не потеряет права называться русским человеком.

Руденко А.А.


[2] Преамбула Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" // СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

[3] Керзум А.П. Франц Лефорт/ Протестанты на службе России. СПб., 2012, с. 46-47, -307 с.

[4] Лефорт получил рану защщищая генерала Шенна от шпаги разгневанного Петра 1. См. Ключевский В.О. Исторические портреты. М., 1990, с.207,- 624с.

[5]Керзум А.П. Леонард Эйлер / Протестанты на службе России. СПб., 2012, с. 110, -307 с.

Наши контакты:

Местная религиозная организация Христиан Веры Евангельской Церковь "Христа Спасителя"

344041, г.Ростов-на-Дону, ул.Мадояна 171-173

Тел. +7 (863) 227-58-90

office@hristos.ru   - Общие вопросы

admin@hristos.ru  - Вопросы по работе сайта

Отправляя нам письма Вы подтверждаете, что даёте согласие на обработку своих персональных данных в соответствии с Политикой конфиденциальности нашего сайта.

Мы на Facebook VK-pass youtube1-pass twitter-pass